Мертворожденные. Советские дизельные ракетные ПЛ

Мертворожденные. Советские дизельные ракетные ПЛ
Неприятный для нас факт, но к середине 50-х годов мы проигрывали холодную войну. И дело было не в боезарядах, их мы производили не хуже американцев, а в доставке этих самых зарядов на территорию США.

Самолет Ту-4А устарел. Ту-16 не дотягивал по дальности. Знаменитых «Медведей» – Ту-95 – начали эксплуатировать только в 1956 году, и их было мало, крайне мало, а с учетом необходимости прорыва мощного ПВО США затея была практически безнадежной.

Ракеты?

Р-5, конечно, машина хорошая и даже, можно сказать, эпохальная, но дальностью только 1200 км. По Европе – хорошо, по США – никак.

А вот у противника был порядок – во-первых, огромный флот стратегических бомбардировщиков, во-вторых – шла разработка «Юпитеров», которые в конце 50-х появятся у границ СССР, и «Поларисов» для подводных лодок. Разрабатывались «Атласы» (на вооружении с 1958 года) и «Торы». Одним словом, нас могли достать, а мы – только нанести удар по европейским союзникам США. Нужен был ответ, и он был найден в виде подводных лодок.

Если ракеты не способны долететь – их можно довести до места, благо проработки были. Целых две – во-первых, баллистическая ракета Р-11 с дальностью в 260 км, а во-вторых, крылатая ракета П-5 с дальностью 500 км. Со вторым все было дольше, а вот первое пошло быстро.

В январе 1954 года проведено совещание конструкторов, а уже в июне 1956 года первая переоборудованная ПЛ проекта В611 вступила в строй. Результат вышел неоднозначным – на изначально торпедную лодку взгромоздили две баллистических ракеты Р-11ФМ с дальностью 150 км и боевой частью в 10 килотонн. Подготовка старта – два часа, потом всплытие и пуск ракет в надводном положении. Все это, конечно, очень плохо, но шанс. Теоретически такая лодка могла прорваться к побережью США и, опять же – теоретически нанести удар по приморским городам.

Теоретически – потому как дальности хода не хватало, что, впрочем, в мирное время решаемо. Выбора особого не было. И слегка улучшенный проект перестройки субмарин 611 в ракетоносцы – АВ611 стартовал.

Всего в 1957–1958 годах переоборудовали 5 субмарин этого типа. Проект был откровенно никакой, и в 1966 году ракетное вооружение было демонтировано. Первый блин вышел скорее комом, но дал опыт и хотя бы теоретический шанс поразить недосягаемого ранее противника.

Русский гольф

Мертворожденные. Советские дизельные ракетные ПЛ
Тем временем, пока наши «Зулу» делали первые пуски, проработка носителей БР шла по двум направлениям – атомные и дизельные ПЛ.

С атомными было все грустно, о них я напишу в следующий раз. А с дизельными процесс пошел – новый проект 629, конечно, не поражал воображение. Все тот же надводный старт, правда, дорабатывалась ракета Р-13 с дальностью в 600 км, но с теми же проблемами – жидкое топливо и 4 минуты на пуск в надводном положении. Впрочем, первые три ракетоносца получили Р-11ФМ, промышленность и наука не успевали.

Разработка БР с подводным стартом шла вовсю, будущая Р-21 сулила немало выгод, но ядерный аргумент нужен был здесь и сейчас. И в 1957 году начинается строительство серии в 24 ракетоносца. Вышло спорно, по крайней мере, до перевооружения на Р-21, но три аргумента в одну мегатонну на каждом корабле придавали уверенности и сдерживали заокеанского противника.

Последний «Гольф» вошел в строй в 1962 году, когда уже вовсю строили ракетоносцы атомные. Спустя два года в серию пойдут АПЛ проекта 667А, и к концу 60-х годов новенькие ракетоносцы окажутся безнадёжно устаревшими и ненужными. Хотя даже раньше, уже к Карибскому кризису, СССР накопит Ту-95, появятся МБР Р-7, будут вестись проработки более серьезных ракет...

Но «Гольфы» оставят в строю, правда, там, где потише – на Тихом океане, а с 70-х – и на Балтике: считалось, что именно они гарантируют ответный удар по европейским странам НАТО.

Как по мне – списывать новые корабли было глупо, для экспериментов и испытаний их было слишком много, вот и служили... Даже один ракетоносец в «Командире счастливой Щуки» сняли.

Сейчас сложно судить – оправданна ли была такая спешка с постройкой огромного количества лодок, но во время Карибского кризиса вся надежда была именно на них. За все время эксплуатации потерян один корабль – «К-129» в 1968 году, тот самый, нос которого американцы поднимут с глубины 4 км в рамках операции «Дженифер». Одна ПЛ была передана Китаю, став его первым и на долгое время единственным ракетоносцем. Она тоже погибла, по слухам и сплетням, столкнувшись с советской АПЛ.

Челомеевщина

Мертворожденные. Советские дизельные ракетные ПЛ
Вторым нашим шансом дотянуться до США были стратегические крылатые ракеты.

В 1959 году на вооружение принята ракета П-5 академика Челомея с дальностью до 500 км и боеголовкой в 200 килотонн. На тот момент эта ракета по характеристикам была не сильно и хуже Р-13 и обладала тем же недостатком – надводным стартом, что демаскировало подводные лодки.

Сразу же началась постройка АПЛ и переоборудование средних дизельных лодок проекта 613 под новое оружие. Переделок было две – проекты 644 и 665 по шесть единиц каждого проекта. Карьера переделок оказалась еще короче, чем у «Гольфов» – к середине 60-х оказалось, что ПВО США перехватывает КР П-5 влегкую, и их перевели на Балтику и Черное море, где еще были шансы отработать по целям, а спустя десятилетие тихо порезали. Но на короткий срок, выпавший на период Карибского кризиса, эти корабли и ракеты стали аргументом, способным атаковать базы ВМС НАТО.

Но это еще не конец истории.

На базе П-5 была разработана ПКР П-6 и по-своему уникальная лодка проекта 651, прозванная американцами «Джульетта», которая и должна была нести 4 П-6. Уникальность была в том, что к концу 50-х все-таки осознали – обычная дизельная ПЛ как носитель ракетного оружия предельно уязвима. И «Джульетту» планировали оснастить новой аккумуляторной батареей – серебряно-цинковой, позволявшей ПЛ пройти под водой 810 миль. Но что-то пошло не так. И ссора с Китаем, откуда и поступало серебро для АКБ, превратила эти корабли в обычные посредственности.

Надводный старт ракет, малая скорость, относительно высокая шумность, две системы управления (изначально лодки рассчитывали на использование П-5 и П-6) , отказ от маломагнитной корпусной стали... Тем не менее кораблей построили 16 единиц, введя последний в строй флота аж в 1968 году. Построили, дабы думать – что с ними делать. Под них даже разрабатывали малогабаритный реактор (яйцо Доллежаля), но в разумные сроки не взлетел и этот проект. В итоге лодки оказались на излёте карьеры в основном на Балтике и ЧФ, своеобразном кладбище неудачных проектов.

Если же подвести итог, то СССР выстроил 39 дизель-электрических субмарин с баллистическими и крылатыми ракетами и переоборудовал, не считая экспериментальных образцов, еще 17 кораблей других проектов. В итоге – 56 дизельных ракетоносцев. Все с надводным стартом ракет, все предельно уязвимые и устаревшие едва ли не на стапелях.

Правильно ли это?

Конечно же, правильно.

В отличие от США, которые могли работать по нам с Европы, мы могли дотянуться до их территории только по морю. Даже появление МБР Р-7 это не очень-то изменило – долгая подготовка на открытом стартовом столе делала ракету предельно уязвимой для первого удара.

Есть ситуации, когда делают плохо от отсутствия ума, а есть – когда по-иному не выйдет. И флот дизельных ракетоносцев именно тот случай. Ну, за исключением «Джульетт», которые с пятого корпуса надо было снимать со строительства. Но там сработала инерция. Остальные – именно тот аргумент, который перевесил чашу весов в сторону мира, а не войны. В 1962 году США приходилось учитывать 69 Р-13 и 20 П-5, способных поразить их берега. И в этом смысле все было сделано верно, как бы ни парадоксально звучала идея строить дизельные ракетоносцы.

Другой вопрос – почему не переоборудовали потом?

Но и здесь не все так однозначно – дорого. В чем-то повторилась история конца XIX – начала XX веков, когда корабли устаревали еще на стапелях, а попытки обогнать время порождали уродцев.

Именно об уродцах и ошибках – в следующей статье о советских АПЛ первого поколения.

Источник: topwar.ru



Добавить комментарий